Звоните сегодня +7(9029)36-30-30

Вт.-Суб.: 10.00 - 22.00

п;

 

NoteBene

Гафарова Ольга Ниловна
Психолог - психотерапевт, член Международной ассоциации холистической психологии и психотерапии при ЮНЕСКО ООН. Генеральный директор психологического Ресурсного Центра "Интеграция" г. Тамбов
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

АННОТАЦИЯ
Основанием для написания данной статьи послужил анализ трехлетней работы с девочкой – подростком, имевшей ярко выраженное девиантное поведение и диагноз олигофрения в стадии легкого дебилизма. В связи с привычным отношением общества к таким заболеваниям учителя и родители девочки – подростка придерживались облегченного подхода к ее воспитанию, исключив тем самым возможность максимальной адаптации к дальнейшей социализации в жизни. Психотерапия на основе матричного алгоритма метода Ольги Гафаровой "Технология осознания реальности" (TOR – подход) показала, что вполне возможно вывести детей и подростков с этим типом психического расстройства на соответствующий уровень общения, мышления и саморефлексии. Это логическая и практическая система наведения порядка в сознании человека, отслеживающая динамику процесса и корректирующая темпы преобразований, необратимость положительных результатов. Применив переход из горизонтальной плоскости развития событий на вертикальный уровень, определяет кратчайшие сроки достижения задач по исправлению ситуации. Надо отдать должное Ольге Ниловне: материал подается в легко читаемой научно — популярной форме, позволяя понять основную суть ее метода. Проблемы и переживания родителей и ребенка, отторженность в ближайшем окружении могли сломать ей судьбу и перечеркнуть перспективы на дальнейшую жизнь. И Гафарова совершила настоящий прорыв, вернув осознание реальности и веру в себя юной душе. Иного и быть не могло: TOР – подходе просто метод краткосрочной психотерапии, но инструмент, изменяющий жизнь отчаявшихся людей в лучшую сторону здесь и сейчас.

ABSTRACT
ToRR – approach is Olga Gafarova’s method on structuring information about subjective worldview, reflected in the human mind, and objectively existing reality, with which a person enters in conflict. ToRR – approach, like a seasoned pilot, allows a client to hold his/her ship between Scylla and Charybdis of person’s misconceptions without losses, and to chart key coordinates of the further navigation in the ocean of life. The approach points the way out of the impasse, where the one would find himself due to overconfidence and illusion. With new milestones, marked on the map of our seafarer under ToRR – approach guidance, a new route of a journey in the Universe emerges. Changes, beginning at a higher, conscious level, allow a person to not only solve the stated problem but also grow psychologically out of a framework of this problem’s origin. It is a logical and practical system of straightening things out in the human mind, tracing dynamics and correcting the pace of change, irreversibility of the positive results. By applying the transition from the horizontal plane of events to the vertical level, it defines the shortest time to achieve the objectives on tackling the issue. It is a tribute to Olga Gafarova that the material is presented in easy to read popular — scientific form, allowing to understand the gist of her method. The plot is based on the real story about a truly existing teenager, a girl, who became a therapist’s client following being diagnosed with mental retardation in the mild stage of moronity. Girl's and parents' issues and experiences, rejection by the client’s inner circle could have broken teenager’s fate and undo the prospects for her future life. However, Mrs. Gafarova made a breakthrough, restored awareness of reality and restored faith to young souls. There was no other scenario — ToRR – approach is not a method of short — term therapy but is a tool, changing life for better here and now of those who had lost hope. It only remains for us to wish the author of the method success and great creative victories in her noble quest to make people happy realists and creators of their own achievements.

Ключевые слова: психотехника, краткосрочная психотерапия, структурирование информации, механизм психологического влияния, TOR подход, алгоритм технологии, матричная структура психотерапии, новые психологические методы, расширение сознания, трудный подросток

Keywords: psychotechnics, short – term psychotherapy, structuring of information, mechanism of psychological influence, TOR approach, algorithm of technology, matrix structure of psychotherapy, new psychological methods, consciousness expansion, a difficult teenager

Наша статья является итогом трех лет работы с девочкой — подростком, имевшей ярко выраженное девиантное поведение и диагноз олигофрении в стадии дебилизма легкой степени. В данном случае любопытным оказалось расхождение между диагнозом, поставленным предыдущим специалистом, клиническим психологом (как отмечено выше, олигофрения в стадии легкой степени дебилизма) и констатируемым нами психотерапевтическим заключением: девиантное поведение, как результат перенесенной в раннем детстве материнской депривации и элементарной педагогической запущенности. Диагностическая работа показала, что формирование указанной формы поведения связано с тем фактом, что не уделялось должного внимания проблемам воспитания, возникавшим в семье девочки — подростка, родители действовали по принципу: «Лишь бы ребёнок был здоров, накормлен и хорошо одет», а педагоги в школе в свою очередь, посвящённые в диагноз девочки, к её обучению относились «лишь бы — лишь бы». Отношение в семье и в школе, к сожалению, носит отнюдь не единичный характер в нашей стране, поэтому, конечные результаты работы с подопечной по ТОР — подходу оказались значимы на культурно — социальном уровне и побудили к написанию данной статьи. На протяжении всего периода работы мы не ставили под сомнение поставленный специалистом диагноз, но позволили себе усомниться в его непреодолимости, чтобы психологически наша клиентка поверила в то, что это не пожизненное клеймо (видимо взрослые не утруждали себя деликатностью), а лишь её временное состояние, которое она может преодолеть. Предположение о временности состояния девиантности было подтверждено в работе с девочкой. В процессе работы мы все более убеждались в верности нашего предположения, что поставленный диагноз — не приговор, поскольку эта проблема мало исследована и почти не учитывается нашими молодыми коллегами, не имеющими собственного опыта материнства. Шаблонная привычка действовать по заученным в институте схемам, автоматически приводящим к тем или иным окончательным диагнозам, не всегда правомерна и может привести к печальным последствиям для ребенка, если школьный или клинический психолог подходит к проблеме нарушений в его поведении формально. И вместо помощи подросток может получить психологическую травму и ярлык изгоя, что, собственно, и получилось с нашей клиенткой. Ее мать была в полной растерянности от такого диагноза и не знала, как исправить ситуацию. Данный обзор представляет собой профессиональные впечатления и наблюдения, а также описание алгоритма авторского метода «Технология Осознания Реальности» (ТОР — подход), краткосрочной психотерапии по критерию количества консультаций и матричного подхода по структуре психотерапевтического ведения, о котором скажем ниже. Предполагаем, что наш опыт будет полезным для коллег при работе с этой возрастной категорией, как и описание апробирования авторского психотерапевтического подхода в динамике. Результаты применения эксклюзивного метода и его механизма психотерапевтического влияния, структурирование информации и опыта, представляем на суд профессионального сообщества. Общеизвестно, что в науке действует строгий алгоритм исследования: статистика, повторяемость, проверка результатов. Критерием истины является эксперимент, а теория считается верной, если она может правильно описать всю совокупность экспериментальных данных в пределах своей области применения. В нашем случае подтверждением этой истины стала уникальная ситуация (она и стала поводом к эксперименту), когда необходимость проводить консультационный курс встала перед сертифицированным коучем по ТОР — подходу, в прошлом педагогом с 35 — летним стажем. Мы не могли не использовать данную ситуацию, т.к. она сама по себе давала нам условия для объективности эксперимента, насколько эффективен алгоритм ТОР — подхода и его механизм психологического влияния «структурирование информации и опыта» в сложном психотерапевтическом случае — олигофрения со стадии дебилизма у 14 — летнего подростка. Чистота эксперимента заключалась в том, что коуч — консультант не владела ни каким другим психотерапевтическим методом или психотерапевтическими приёмами, как только теми, что изучила на обучающем курсе по ТОР — подходу. Автор же метода осуществляла супервизию и роль наблюдателя в данном научном эксперименте. В случае возникновения вопросов тандем действовал совместно, вырабатывая план действий и выбирая ту или иную психотехнику метода для более эффективного решения проблем. Приступая к работе, участники эксперимента и не подозревали, что она продлится три года (между консультациями были временные разрывы от месяца до трёх) и принесет объемный материал в области подростковой психокоррекции, подтвердившей эксклюзивность и научную новизну. Структура реализации экспериментальной работы представлена в рисунке 1.

Risynok 1
.
Рисунок 1. Структура процесса реализации психотерапевтической работы с девочкой – подростком в описанном случае на основе ТОР – подхода

Работая с клиентами, столкнувшимися с различными проблемами в результате искаженного восприятия реалий повседневности, мы наблюдали, как сбой когнитивного механизма уводит человека от собственных целей и задач в виртуальное пространство, отчего он вступает в конфликты с собой и окружающим его миром. Переизбыток негативной информации, воспринимаемой им извне без критического переосмысления, приводит к тому, что появляются когнитивные искажения и ошибки восприятия, а рамки определённого шаблона мышления (в ТОР — подходе они дифференцируются по 6 типам) не позволяют анализировать информацию объективной реальности. В результате информационный поток не структурируется и не отфильтровывается человеком, чаще запутывая сознание, нежели привнося ясность. Так, погружаясь в информационные иллюзии, наш разум все меньше способен контролировать грань между реальностью и виртуальным пространством. ТОР — подход, структурируя информацию клиента об имеющейся в его сознании субъективной картине мира и объективно существующей реальности, построен на научных принципах и законах психологии, позволяя полно и точно описать особенности его опыта, а также даёт специалисту пошаговый алгоритм практики возвращения таких «пленников Королевства кривых зеркал» на Землю обетованную.

Часть 1. Матричная система упорядочивания информации в сознании и эффект её влияния на решение психологических проблем.
Действуя как инструмент для наведения порядка в логическом мышлении и сознании человека в целом, ТОР — подход отслеживает динамику процесса осознания, корректирует темпы преобразований и проверяет необратимость его положительных результатов. От степени внутренней согласованности, которое человек ощущает, как чувство душевного комфорта, гармонии, умиротворения, и зависит качество сознания. Согласованное знание или рассогласованное, оно в психологической норме или в векторе отклонения от нормы, в той или иной степени (невротической, предпатологии, психопатологии). Поэтому при создании алгоритма ТОР — подхода одна из целей была необходимость создать универсальный инструмент для такой систематизации информации клиента и работы с ней, которая закономерно приведёт к состоянию душевного комфорта и ясному пониманию вынесенного из проблемы опыта. В итоге и возникла Технология Осознания Реальности, представляющая собой многомерную шестиуровневую матрицу работы с информацией, о которой мы писали ранее [1]. Чтобы осветить её эффективность в вышеописанном эксперименте необходимо кратко объяснить её структуру и логику механизма психологического влияния, а также то, что легло в основу создания. Технология Осознания Реальности — метод упорядочивания информации в сознании человека. Его система логическая, по сути, и матричная по структуре, ведь сознание человека не плоское. А психологическая проблема (симптом) понимается как место конфликтующей, запутанной или отсутствующей информации об отражаемой объективной реальности. При анализе запросов, с которыми приходит клиент, матрица метода (далее «ТОР — матрица») выступает своеобразным навигатором, топографической сетью координат его субъективной реальности, упорядочивая и структурируя картину мира, заблудившегося в виртуальном пространстве скитальца, указывая ему вектор движения к собственной душе и окружающей его объективной реальности. Структура ТОР — подхода подобна кубику Рубика, отражающая наше существование в трехмерном материальном пространстве, с которым связаны два физически обусловленных элемента психически. Это:
1) результаты психической деятельности (симптомы) и психические процессы
2) в трёхмерном нематериальном пространстве, с которым связаны два ментально обусловленных элемента психики — психические образования и явления.
Связующими звеньями между ними являются психические состояния и свойства, которые обусловлены формой отражения обеих реальностей сознанием человека. Характеристика информации в сознании об отражаемой реальности и качество её осознания является центром внимания нашего метода. Поэтому всю информацию о реальности в ТОР — подходе мы условно делим на три типа: Первый тип. Проявленная реальность (материальный мир) — это физически обусловленная информация. Она раскрывает психологические явления, основой которых является физический феномен — тело (предмет). Здесь фиксируются:
— психологические результаты/симптомы, которые относятся к первому этапу осознания — «Симптом», где наблюдаются и анализируются у клиента такие психологические результаты как восприимчивость, реалистичность, рациональность, готовность, уравновешенность, самостоятельность;
— психологические процессы, которые относятся ко второму этапу осознания — «Стратегия», где анализируются: реагирование, переживание, воля, выбор, рефлексия и реализации желаемого результата в форме психологической защиты или стратеги достижения.
Второй тип. Полупроявленная реальность (отражённая реальность) — это психические явления, определяющие вектор внимания. Здесь находится непосредственно сознание с его тремя пластами информации:
— сверхсознание, т.е. информация ментального мира, которая воспринимается умозрительно и отчасти осознаваться человеком соразмерно его способностям;
— непосредственно сознание, согласованная осознанная информация из обоих миров;
— подсознание, информация физического мира, может восприниматься телесными сенсорами, и отчасти осознаваться человеком соразмерно его способностям.
К полупроявленной реальности ТОР — матрица относит:
— психологические состояния — это третий этап осознания «Состояние»: нормальное/изменённое, эмоциональные, коммуникативные, интеллектуальные, степень ответственности, вера/неверие,
— и психологические свойства, которые осознаются в четвёртом этапе — «Необходимость»: способности, направленность, чувства, эмоции, темперамент, интеллект.
Третий тип. Непроявленная реальность (слой неосознанного умозрительного мира и духовного опыта), ментальная обусловленность психических явлений. Это мир психологических явлений, которые связаны с ментальным феноменом, Душой или Самости (по К. Юнгу). К ним ТОР — матрица относит:
— психологические образования, которые относятся к пятому этапу осознания «Истоки»: умения, социальная деятельность, знания, навыки память, ожидания (устремления), опыт:
— феномены Души и Самости, что относится к шестому этапу осознания «Разрешение»: интуиция, духовные стремления, мироощущение, мировоззрение, поиск смысла.
По ТОР — матрице анализ информации от клиента и последовательность психотерапевтического процесса происходит:
— по вектору этапов осознания информации (горизонтальная модель метода) о психологических составляющих того или иного психологического явления;
— по вертикальному вектору элементов психики, которые качественных характеристик видов информации об отражаемой реальности (вертикальная модель метода), при ведении по которым можно плавно поднимать, или опускать внимание человека из того пласта информации в поле его сознания, где произошла фиксация на первоначальной проблеме, что позволяет переводить его внимание в то или иное психологическое явление, и переключать восприятие на принятие необходимого вида информации о личном опыте или внешней реальности;
— по временному вектору (векторная модель метода) при анализе психологических проблем и прогноза психотерапевтических результатов, который позволяет упорядочивать информацию в сознании человека по всем пластам его личного опыта: личном, родовом (семейный обусловленный опыт), социальном и духовно — нравственном. Здесь содержится множество возможных вариантов решения проблемной ситуации и определяется ключевой пласт, в котором имеет смысл найти оптимальное решение и выстроить наиболее эффективную стратегию достижения желаемого результата.
Спиральный вектор матрицы (спиральная модель метода) является наиболее эффективным при решении задач. На этом уровне происходит ускорение мыслительных процессов за счет выстраивания цепочки причинно — следственных связей и применения логических рассуждений по определенному алгоритму, почти автоматически. Тщательно взвешиваются все «pro» и «contra», оценивается выгода, предусматриваются возможные препятствия на пути достижения цели, делаются соответствующие выводы [1]. В формате горизонтальной модели, исследуется общий потенциал клиента, сформировавшийся под влиянием его образа жизни, выявляются ключевые проблемы как самые слабые элементы в отражении внешней среды. В вертикальном формате, происходит дифференцирование проблем и причин их появления, раскрывающее стереотипность мышления, приводящую к ошибкам в действиях. При столкновении с внезапно возникающими препятствиями человек не справляется с ними, поскольку приверженность к сложившимся шаблонам сужает ракурс их восприятия. И так как ситуация требует немедленного решения, мозг вынужден активизировать познавательный процесс в поисках правильного ответа. И здесь психотерапевт, следуя уже векторной модели ТОР — подхода, умело направляет восприятие человека в его будущее на видение пролонгированных результатов собственных стратегий, а в ходе анализа прошлого помогает осознать не только причины проблемы, но и те скрытые закономерности в его реальности, которые привели к ним, чтобы клиент их мог сам трансформировать в те, которые гармонизируют его мировосприятие. В результате дальнейшая работа индивида над осознанием сложности и масштабности проблемы и поиска выхода из нее происходит со значительными волевыми усилиями, демонстрируя достаточно напряженную мыслительную нагрузку. Накопление опыта в процессе отсеивания вариантов ответа на поставленные в ходе незримого для клиента движения его мышления по ТОР — матрице дает толчок к ускорению достижения психотерапевтических результатов и выходу человека на следующий уровень личной осознанности, период личностного развития, где прежняя проблема или полностью исчезает, или становится не преградой, а поддерживающим жизненным уроком, после чего определяется приоритетное направление дальнейшего саморазвития, а количество внутренних ресурсов клиента преобразуется в качество, и подобно катапульте, выталкивает его на новую орбиту, где от витка к витку начинается движение в спирали личного развития — спиральная модель метода. В итоге осознания происходящего по алгоритму ТОР — подхода клиент получает уникальный опыт логически упорядоченного осмысления, поэтому и выстраивает новые стратегии поведения, уже более адекватные моменту настоящего, гибко приспосабливаясь к обстоятельствам и влияя на них, по возможности, в необходимом направлении. Но так как научного объяснения термина «эффективность психологической помощи» не существует, мы довольствуемся тем, что научились достаточно быстро достигать вместе с клиентом определенных результатов, способствующих позитивным изменениям в его мировоззрении. В практике реализации психотерапевтической работы эффект психологической помощи — это степень эмоционального и интеллектуального реагирования клиента на воздействие психотерапевта. Результат проявляется в совокупности эффектов, осознаваемых клиентом, а специалист может их наблюдать и/или тестировать по факторам, используемым в своей профилирующей модальности.

Часть 2. Алгоритм ТОР — подхода.
Объектом ТОР — подхода в процессе исследования становятся личность и сознание личности, их взаимовлияние друг на друга. Общеизвестно, что люди отличаются тем, как они воспринимают события сквозь призму собственных убеждений, застревая в своем видении мира. Если их убеждения догматичны и противоречат реальности и здравому смыслу, то конфликт с объективностью неизбежен. И чтобы изменить какое — либо неэффективное (деструктивное) поведение и преодолеть связанные с ним заблуждения, необходимо научить человека думать по — другому, рационально, гибко, реалистично, а также помочь применять новый стиль мышления в повседневной жизни. Именно этому способствует применение последовательного алгоритма ТОР — подхода как процесса, выполняемого по строго определённым правилам для решения стоящей перед клиентом задачи в зависимости от вводных данных, путей решения и цели. Предметом ТОР — подхода является процесс осознания, как последовательность проявления, осмысления, интерпретации и интегрирования полученной информации в сознание — в отражённую субъектом модель внешнего мира, которую он принимает как личное знание. Сознание подобно ветру, который не виден человеческому взору, но окружающий ландшафт всегда демонстрирует его результаты. В конечном счете, сознание — это результат процесса осознания. То, что человек понимает и может описать словами, кистью и пером. Осознание приводит к новому уровню отражения реальности, чем качественно повышает реалистичность субъективной картины мира человека. Коротко, процесс осознания — это качественное освоение личностью человека информации о реальности через личный опыт. Алгоритм ТОР — подхода поэтапно упорядочивает осознание информации о реальности в целом и о проблеме в частности по всем психологическим явлениям, которые в той или иной степени связаны с психологическим состоянием человека и его запросом на психотерапию. В первой части мы говорили о том, что упорядочивание психологических явлений в логике психотерапевтического процесса по ТОР — подходу структурируется по 6 этапам. Но это не просто последовательность консультирования, это и этапы вхождения в так называемую "матрёшку шаблонов"[2] или стереотипных привычек:
1) физических
2) поведенческих
3) когнитивных
4) эмоционально — чувственных
5) социально — культурный (в контексте психотерапии когнитивных искажений данный шаблон мы называем идеологическим)
6) нравственно— временных ориентиров.
Применяя ТОР — подход, мы позволяем человеку мысленно охватить унаследованную и приобретённую часть своих привычных шаблонов. Поэтому психотерапевтическая работа с их гармонизацией идёт в чёткой последовательности этапов вхождения в "матрёшку шаблонов" по принципу от поверхностного к глубинному, что даёт постепенный переход от симптоматической психотерапии через личностно — ориентированную к духовно — ориентированной. В результате такого структурирования выявляются все звенья причинно — следственной связи возникновения проблемы, т.е. становится видно, насколько глубоко уходят корни психологической проблемы, и можно определиться с тем, какой вид психотерапии должен стать ведущим в том или ином этапе психотерапевтической работы. Как в других общеизвестных направлениях психологии, в ТОР — подходе процесс психотерапии содержит техники и приемы, применяемые в каждом конкретном случае в соответствии с этим алгоритмом, структурирующим накопленный опыт клиента по элементам ТОР — матрицы. Уточним здесь, что матрицей мы условно обозначаем систему, существующую в сознании каждого индивида в виде стереотипов ментальных, мыслительных и эмоционально — чувственных процессов, обуславливающих его поведение и влияющих на все аспекты его повседневности. Память о них передается генетически, через коллективное бессознательное семьи, которое в свою очередь формировалось под влиянием коллективного бессознательного социума. Последнее так же активно влияет на индивидуальное сознание в процессе социализации личности. Появляясь на свет, человек с первых дней попадает в объятия информационной матрицы, которая предписывает говорить, как его учат; читать, как уже написано; даже мыслить, как велят мыслить в данном социуме. Стереотипы мышления, усвоенные человеком в процессе становления его личности, не случайно так легко завоевывают себе место в сознании человека, потому что оно порой существенно помогает жить, как вызубренная однажды таблица умножения. Благодаря привычным стереотипам, не надо каждый раз заново решать стандартные задачи, за счет чего экономится время и расчищается пространство для нестереотипных эвристических ходов интуиции. Но минус заключается в том, что мышление по стереотипам без учёта текущей реальности часто обретает косность и становится тормозом в дальнейшем развитии личности как уже решенная мыслительная операция. Овладение нестереотипным мышлением в этом смысле похоже на решение алгебраических уравнений с большим или меньшим количеством неизвестных данных [3]. Мозг, взявший на вооружение стереотипы, не всегда может самостоятельно перейти на следующий уровень развития. И в таком случае клиенту становится нежелательным принимать важные решения, касающиеся его собственной жизни, а видение пролонгированных результатов своих решений и поступков остаётся в пределах той же временной дистанции, что и в прошлом личном опыте. Любая модель ТОР — подхода (горизонтальная, вертикальная, векторная и спиральная) — это алгоритм замены стереотипов во всех шаблонах личности, которые в сумме, когда — то и создали конкретную психологическую проблему. Ведя клиента по той или иной модели метода все традиционные механизмы подстройки и ведения (эмпатия, сочувствие, выслушивание, поддержка и т.д.) осуществляются в последовательности этапов работы с шаблонами личности, которые мы осветим чуть ниже, говоря о Личностных Факторах Изменений, что позволяет классические механизмы психологического влияния применять, осознавая чётко в каком шаблоне личности он применяется и к какому элементу психики его стоит применить. Конечно, важной основой успеха является обратная связь. И задача ТОР — подхода заключается в том, чтобы клиент избавился от мучающих его симптомов как можно быстрее за счёт вырастания его личности из проблемного контекста, что возможно только при повышении уровня осознанности. Психотерапевт, занимая нейтральную позицию, старается вместе с клиентом найти более зрелые формы отношений к реальности, помогая ему осознавать пропущенную его вниманием информацию и пересматривать отношение к окружающим его людям, к реальности и прежде всего к себе с учётом новых выводов. Как было сказано ранее, алгоритм осознания и повышения уровня личной осознанности условно делится на 6 последовательных этапов, использование которых позволяет структурировать информацию о заявленной проблеме клиента, формируя многослойное видение того, что происходит в реальности. Соблюдение этого алгоритма способствует новой, более конструктивной систематизации информационных конструкций (фактов, убеждений, условий) о существующей реальности человека в тот или иной момент или период [1]. Двигаясь в логике метода оба участника (и клиент, и психотерапевт) выполняют определённые виды работ. Для более ёмкого объяснения последовательности и содержания этих видов работ используем метафорическое сравнение с образом дерева. Первый этап «Симптом». Фиксируют "рамку" проблемы и её триггеры, что можно сравнить с «плодами дерева», которые не радуют клиента. Здесь происходит конкретизация рассматриваемой проблемы, как проявленного симптома в настоящем моменте. Второй этап «Стратегия». Анализируют проблемный контекст, что похоже на больные ветки в кроне дерева, т.е. неэффективные поступки клиента в комплексе привычных поведенческих стереотипов. Здесь происходит, так называемый, отрыв от проблемы благодаря анализу и оценки эффективности существующей стратегии поступков и поиск новой оптимальной для решения поставленных задач. Третий этап «Состояние». Определяют тенденцию развития, происходящего в проблемном контексте. Все объективные ограничения контекста, которые способствуют возникновению ошибок и заблуждений человека. Это как ствол дерева. Здесь клиент обосновывает своё решение действовать определённым образом, что возможно если осознать, то состояние себя, дел и отношений, в котором было принято или принимается в настоящем моменте решение действовать определённой стратегией поступков. Четвёртый этап «Необходимость». Выявляют "слабое место" клиента, т.е. область наибольшей неудовлетворённости. Это место в нашей сравнительной метафоре, на котором выросло дерево. Здесь определяется необходимость человека (неудовлетворённые потребности и мотивы) в принятии определённого решения и значимость желаемого результата, исследуется необходимость данных целенаправленных действий, помогая осознать неудовлетворённые потребности, мотив, на уровне сознательного или бессознательного, а при необходимости, переориентацию на более значимые ценности. Пятый этап «Истоки». Осознают причины неудовлетворённости, больные «корни дерева». Это ограничения контекста, приведших к когнитивному искажению в сознании и/или психотравме в эмоционально — чувственной сфере. Здесь выявляются первопричины (истоки) и происходит преодоление ограничений к созданию внешних и внутренних условий для стратегии достижения. Шестой этап «Разрешение». Находят первопричину (иногда их оказывается две). То, из — за чего до сих пор клиент не преодолел проблему «сам себе помеха», из — за которой дерево до сих пор не пересадили в лучшее место или не обрезали больные корни. Это неотменённый «приказ» в форме самозапрета (табу) или вседозволенности (не соблюдение разумных границ дозволенного). Здесь формулируется закономерность, породившая, как правило, не одну проблему, а целый их каскад. Осознание закономерностей в последовательности событий позволяет определить, какую ценность они обслуживают, и выйти на уровень ценностей человека, в котором проявляются его доминирующие стереотипы эмоций и ощущений. Снятие негативного запрета и принятие саморазрешения или наоборот — отказ от разрушающей вседозволенности и принятие конструктивного самозапрета, позволяет разблокировать ресурсы личности, расширить поле личных возможностей, увидеть новые варианты решений и выстроить новую стратегию достижения к желаемому результату, благодаря чему осуществляется скачок на следующий — вертикальный уровень развития. Так психотерапевт помогает клиенту преодолеть первопричину, применяя различные приёмы и психотехники ТОР — подхода. В результате чего происходит, отрыв от проблемной зоны комфорта, расширение поля сознания (область незнания превращается в знание), освобождение от незрелых зависимых отношений с окружением, приходит уверенность, т.к. психологически клиент перерастает ранее проблемный контекст, и, как следствие, исчезают симптомы уже безвозвратно, что подтверждено реальными наблюдениями: в небольшом городе, где работает наш психологический центр, что позволяет получать обратную связь от клиентов регулярно. Разбираясь в своих проблемах с помощью специалиста, клиент начинает понимать, где и в чём ведет себя иррационально и в отношениях с окружающими, и по отношению к самому себе. Обнаружив причины такого поведения, и с помощью ключевых приёмов ТОР — подхода, которые помогают разъединить "слипшуюся" и "запутанную" когда — то в негативном опыте информацию в сознании (она проявляется в форме нелогичных выводов, неадекватных ситуации и времени предубеждений и когнитивных искажений), распределить её по логической цепочке причинно — следственных связей в контексте происходящей реальности и приходить к выводу, как поступать иначе, не страшась неведомого, а доверяясь собственному видению пролонгированных результатов своих решений и поступков. По мнению слушателя прошлого набора курса «ТОР — подхода», Юрия Усачева, хореографа, применяющего наши методические разработки при работе над структурой сценической реальности танца, на каждом этапе раскрываются определенные слои информации о проблемной ситуации:
— зафиксированная информация (факты),
— информация о действиях,
— информация о сложившейся ситуации в целом,
— информация о смысле и важности действий,
— информация о провоцирующих условиях,
— масштабное позитивное знание,
Таким образом, алгоритм ТОР — подхода имеет собственную систему критериев, по которым наблюдается психотерапевтический процесс и делаются выводы о его завершении. Данные критерии разработаны на основании эмпирического исследования динамики изменений по двум общеизвестным в психологии тестам: Тест Кеттелла 16PF / Форма C и Психодиагностический тест (ПДТ) В. М. Мельниковым и Л. Т. Ямпольским. Их результаты были систематизированы по ТОР — матрице, что в итоге помогло сформулировать Шесть Факторов Личных Изменений (далее — ЛФИ), наблюдаемых соответственно в 6 этапах осознания. Коротко осветим их:
1. Фактор проявленности психологического симптома, а в случаях, когда он не проявлен физически, но заметен в эмоциональной или интеллектуальной сфере, этот ЛФИ мы называем фактор восприимчивости, чем уже обозначаем место проявленности симптома. Вопрос ЛФИ: мы наблюдаем позитивное или негативное восприятие триггеров, проблемы?
2. Фактор реалистичности. Направление поведенческих стратегий в сторону адекватности или неадекватности ситуации, или её контексту.
3. Фактор ответственности. Оценка ответственности в озвученных клиентом рациональных решениях, обоснованность решений и способов их реализации.
4. Фактор готовности человека к движению вперёд определяется:
— по уровню негативных эмоциональных реакций, особенно реактивных
— по виду неудовлетворённых потребностей известной дифференциации «Пирамида потребностей Маслоу»
— по оценке клиента собственных знаний и навыков для достижения желаемого результата
5. Фактор сбалансированности, по которому определяется степень уравновешенности личности. Мы обращаем внимание на то, осознаёт ли клиент какие задействует личностные ресурсы, принимает ли он жизненно важные решения без "жертвенности" другими своими значимыми потребностями и целями (сбалансированность) или всё — таки идёт на какую — то степень самопожертвования (степень разбалансированности).
6. Фактор самостоятельности. Способность принимать самозапреты (табу) во благо и саморазрешения во благо, эмоционально выраженное принятие какой — либо истины, как морально — нравственного выбора — основы самостоятельности.
Все перечисленные показатели, помогают фиксировать правильность задаваемых вопросов по матрице ТОР — подхода и отслеживать изменение в привычных стереотипах личности. Приемы, используемые при анализе вербальной и невербальной информации клиента и ведении его по этапам осознания, носят прямое (изменение вводных данных и выбор конкретных способов решения, изменяющих логику процесса) или косвенное воздействие (расширение объема признаков, характеризующих состояния), влияя на конечный итог. Алгоритм консультирования или проведения психотерапевтической сессии по ТОР — подходу позволяет последовательно, как по ступенькам пройти все направления современной психотерапии.

Tabliza 1

Таблица 1. Систематизация направлений психотерапии в алгоритме ТОР – подхода.

 

В ТОР — подходе осуществляется три последовательных блока психотерапевтической работы, охватывающих временную ось ТОР — матрицы, где время, как феномен реальности, разделяется на 6 категорий:
1) настоящее как результат прошлого, который определён и последствие которого предсказуемо
2) динамическое настоящее — это процесс, происходящий в настоящем, но не приведший ещё к какому — либо результату и, он больше не предсказуем, чем предсказуем (именно здесь и возможен отрыв от привычных стереотипов)
3) переходное время — время, когда прежние стереотипы уже не срабатывают, а новые ещё не сформировались
4) вариативное будущее — время возникновения вариантов выбора и стратегий
5) субъективное будущее — время первичных результатов сделанного выбора (это время отсчитывается с момента выбора)
6) объективное будущее — время пролонгированных эффектов выбора в событиях объективной реальности
По аналогии характеристик времени от настоящего к будущему, в ТОР — подходе выстраивается и линия времени из настоящего в прошлое. На сочетании этапов осознания и соответствующие им категории времени, они синхронизированы по ТОР — матрице, автоматически формируются логически завершённые блоки психотерапевтической работы. Причём в одном этапе происходит анализ информации в векторе от настоящего к прошлому, а затем обратно, и в векторе от настоящего к будущему и снова обратно, чтобы подвести итог анализу полученной информации. Помимо всего прочего, ТОР — подход позволяет применять самое необходимое из наиболее эффектных инструментов любого психологического направления, если того требует ситуация [1].

Часть 3. Структурирование информации и опыта, как механизм психологического влияния. Движущая сила изменений в психотерапии по ТОР — подходу.
Как уже было сказано выше, главный упор мы сделали на TOР — подход, как метод, в котором психотерапевтическое влияние происходит в результате упорядочивания информации по алгоритму ТОР — матрицы, что позволяет детально изучить проблемы клиента, особенности его личной и родовой истории и внешней среды жизнедеятельности, способствовавшей возникновению его проблем, а по характеристикам категорий времени спрогнозировать основные тенденции развития его последующего жизненного сценария и дать необходимые рекомендации для положительного решения проблемы. Поэтому механизм структурирования информации и опыта, обращён к разуму человека, к его добровольной воле принимать информацию, с помощью которой он может переменить собственную жизнь. В ходе работы мы показываем клиенту нелогичность или неадекватность его поступков, в результате которых возникли проблемные ситуации, эмоциональные реакции или иррациональные убеждения, некритично принятые на веру идеи и предписания других загнавшие его в тупик. С. Рисс в своей теории базовых мотивов установил, что «порядок» есть стремление все организовывать, упорядочивать. Когда желание удовлетворено, возникает ощущение стабильности, неудовлетворение рождает чувство неконтролируемости [4]. Поэтому структурирование информации об опыте помогает клиенту пересмотреть свои взгляды, сделать переоценку собственных мотивов и взять на себя личную ответственность за собственную судьбу. Так ТОР — подход стимулирует человека к психологическому росту и к большей самостоятельности. Таким образом, происходит структурирование его опыта и имеющейся у него информации о реальности. Повысить существующую систему его мышления и мировоззрения может только более влиятельная схема, каковой и является в данном случае ТОР — подход. Структурирование информации по матрице ТОР — подхода очень помогает с особо замкнутыми клиентами, когда специалисту приходится действовать как бы вслепую: задавая вопрос, просим достать метафорическую карточку или фигурку, иногда поясняем, что означает следующий этап. При этом клиенту достаточно нарисовать ответ любым знаком, смысл которого ему понятен. И всё, что происходит дальше, срабатывает не менее эффективно, чем при озвучивании этапа. Так действует структурирование информации. Естественно, мы стараемся не допускать принуждения или психологического давления, но апеллируем к логике и разуму человека. Клиент, ведомый по ТОР — матрице, неведомой для него, от консультации к консультации усваивает привычку мыслить в логической системе анализа информации. В ходе краткосрочной психотерапии, которой является ТОР — подход по критерию сроков работы, психотерапевтические и клиентские цели более конкретны и ориентированы на получение результатов, выраженных в физическом и поведенческом шаблонах личности, почему мы и не ждем изменений характера, но помогаем клиенту добиться естественного самоконтроля без нервно-психического перенапряжения. Но это связано с тем, насколько клиент способен осознавать себя в напряжённой для него ситуации. И здесь у каждого своего выбора. Кто — то неосознанно больше сопротивляется трансформации, кто — то меньше. Когда же перестраиваются не только стереотипы в физическом и поведенческом шаблоне личности, но и, по принципу цепной реакции, стереотипы его привычек в остальных шаблонах личности. Конечно, пока не придёт стабилизация всех стереотипов в новом опыте происходит откат к прошлому, своеобразный регресс, указывающий на то, что в процессе психического развития ничто бесследно не уходит. Учитывая подобные проявления, мы понимаем, что не следует ожидать в процессе краткосрочной психотерапии глобальных изменений личности, но можно помочь клиенту поднять уровень саморефлексии и самоосознания, с вершины которых расширяется вариативность его реакций, и появляется психологическая устойчивость. Не случайно, приступая к сессиям, мы ждем от своих клиентов активного участия в процессе терапии и всячески поощряем их к этому. Для того, чтобы произошло не просто изменение на желаемое поведение, а закрепление его в форме привычки. Такое закрепление может произойти только тогда, когда во всех вышеописанных шаблонах личности произошли соответствующие изменения, произошла гармоничная интеграция нового опыта во всех психологических явлениях личности. Для этого требуются определенные усилия, моторные, вербальные или интеллектуальные, со стороны клиента. Эти характеристики терапевтических отношений и создают фон собственно терапии. Поэтому, чтобы активно задействовать их у клиента необходимо неявно задать определённый порядок анализа и рассуждений, когда он не просто исследует слагаемые своей проблемы, а раскладывает информацию о них в логической последовательности, осмысляет негативный опыт как жизненный урок, определяет ему место на линии времени собственной жизни и плавно поднимается, ведомый специалистом, по пластам различного типа информации в сознании, чтобы оказаться в своём восприятии над поверхностью первоначальной проблемы. Тогда он может без тяжких переживаний, в состоянии позитивной диссоциации, увидеть более значимые ценности и цели, чем те, на которых ранее зациклился, не видя дальнейшего пути или другого способа их реализации. Такой алгоритм ведения позволяет переключить внимание клиента в иную плоскость, содержащую множество возможных векторных направлений решения ситуации, которые человек, ориентируясь на критерии, задаваемые через вопросы психотерапевта, выбирает сам, т.к. на каждом шаге реализации каждая грань его личности (в ТОР — подходе это шаблон личности) сигнализирует о принятии или отторжении данного выбора. Изменения, начавшиеся на более высоком, осознанном уровне, позволяют ему не только решить заявленную проблему, но и психологически вырасти из рамок ее возникновения. Отслеживая динамику процесса осознания по заданным критериям, сформулированных в методе как факторы личностных изменений, специалист может легко ориентироваться в психокоррекционной работе, помогая клиенту пройти наиболее приемлемым для него путём, пересмотреть свой устоявшийся опыт и шагнуть в новый опыт на столько, чтобы совершённые им лично преобразования дали необратимость положительных результатов. Благодаря такому переходу на новый для себя, психологически более зрелый личностный опыт (их дифференциация была дана выше в описании спиральной модели метода) он без прежнего напряжения может контролировать, где и как проявлять особенности своего характера, чтобы это было адекватно ситуации. И конечно же, качество изменений личности человека проверяет и закрепляет сама жизнь.

Часть 4. История возникновения возрастных отклонений в развитии девочки — подростка.
Как показала практика, ТОР — подход оказался универсальным методом не только для психотерапевтических консультаций и сессий, но и вполне пригоден для регулировки возрастных отклонений в развитии ребенка, корректируя повышенные импульсивность и возбудимость, гневливость, конфликтность, упрямство, безразличие, неопрятность, замкнутость, негативизм, лживость и т.п. Прежде чем приступить к коррекционной работе, мы провели исследование анамнеза и диагностику, уточнив диагноз и прогноз дальнейшего развития девочки, что позволило оценить эффективность наших действий по конечному результату. Сложность заключалась в том, что на первых порах мы не владели всей информацией об особенностях ее биографии. От нас скрывались очень важные сведения, что влияло на результативность преобразований в сознании и поведении ребенка. Но специфика ТОР — подхода такова, что он способен сам исследовать глубинные причины создавшейся ситуации, исправляя ее по ходу работы. Структура метода заставляет не останавливаться, а идти в глубину психики по информационным уровням сознания (вертикаль ТОР — матрицы), последовательно входя в шаблоны личности (горизонталь ТОР — матрицы), обнаруживать в них те ограничения, из которых и сложилась психологическая проблема. Таким образом ТОР-матрица помогает определить всю цепочку взаимосвязей психологической проблемы, увидеть несоответствия текущей реальности и для их преодоления выстраивать логику причинно-следственных связей адекватной настоящему, которая и позволяет ранее разрозненные куски информации в сознании человека согласовать между собой и трансформировать в навыки нового поведения в социуме. По мере ознакомления с проблемами подростка становится явным, что протест, это попытка воздвигнуть стену, которая могла бы защитить его от разрушающего стресса, идущего от родителей и внешнего мира. Анализ ситуации по временной оси ТОР — матрицы, оси формирования опыта, показывает и ошибки в воспитании, и негатив его среды обитания, будь то семья, школа, колледж или неформальные группы, где у него роль лидера, ведомого или изгоя. Так становится очевидно, как формировались привычные подсознательные психологические защиты, которые сформировали его образ в глазах других и самоощущение при столкновении формирующейся личности с мнением окружающих. Таким образом, складывается искажённое самовосприятие человека, вызывающее, со временем, всё больше противоречивых эмоций и чувств, которое закрепляет стереотипы психологических защит как некий каркас личности, по отношению к которому и ставят затем невротический или психопатологический диагноз. В отношении нашей подопечной был таким образом поставлен страшный диагноз: Олигофрения в стадии дебилизма. Поэтому так важно при проведении психотерапевтической диагностики понимать, что обостряет и закрепляет внутренний конфликт личности, как удовлетворяются её потребности при изначально заданной родительской позиции в вопросах воспитания, происходит ли отторжение авторитарности их требований уважения к себе при полном игнорировании чувства достоинства ребёнка. Не секрет, что количество постоянных упреков значимых взрослых зачастую приводит к их переходу в новое качество, порождая именно те особенности характера, которые так не хотели увидеть в нем родители. В результате уже в подростковом возрасте протестный поступок ребёнка приводит к затяжному скандалу и наказаниям, чреватым все большим его отдалением от родителей. Обычно, встречаясь с нарушениями общепринятых норм, мы учитываем, что асоциальное поведение подростков является проблемой современного общества в целом, поэтому не претендуем на лидерство в изменении этой объективной реальности. Просто вносим свою скромную лепту в исправление конкретной ситуации, с которой к нам обращаются, как правило, родители, отчаявшиеся противостоять неуправляемости своих отпрысков. Приступив к работе с героем нашей статьи, с девочкой — подростком, мы еще многого не знали о превратностях ее судьбы. И лишь со временем нам стало известно, что она была брошена биологической матерью в 11 месяцев и до трех лет и четырех месяцев воспитывалась в Доме малютки, откуда ее забрала, усыновив, супружеская пара. В процессе работы выяснилось, что особенности психического состояния нашей клиентки объясняются потерей биологической матери в раннем детстве и воспитанием вне семьи, в условиях материнской депривации, разрушившей важнейшую основу развития малышки — тесные и стойкие эмоциональные узы привязанности между ней и родной матерью. Как показывают исследования, ребенок, рано лишившийся матери, тяжело переносит отсутствие материнской заботы и утрату эмоционального контакта с ней уже на седьмом месяце своей жизни. Особенно критичным для его развития является возраст от двух с половиной до шести лет, когда депривация отрицательно воздействует на его психику. На первом году жизни главную роль в развитии младенца играют отношения с матерью, порождающие привязанность и во многом определяющие его дальнейшее психическое развитие. Наиболее опасным и травмирующим ребенка является период разлучения с матерью с семи месяцев до полутора лет, поскольку его полноценное развитие может осуществляться только в контакте с ней. Если ребенка усыновляют позже этого срока, то процесс восстановления значительно осложняется. Разлука с матерью свыше пяти — шести месяцев делает изменения практически необратимыми. Таким образом, потеря матери в первые 3— 5 лет жизни приводит, как правило, к нарушению психического здоровья и оказывает влияние на весь дальнейший ход формирования личности [5]. Заметными становятся интеллектуальное отставание, слабые коммуникативные навыки в выстраивании отношений с другими людьми, вялость эмоциональных реакций, агрессивность, неуверенность в себе. Внешние признаки перечисленных последствий материнской депривации проявлялись в поведении и в умственном развитии нашей клиентки, что легко можно было отнести к результатам дебилизма, не задумываясь об истинных причинах ее неадекватности.

Часть 5. Проблемы ребенка с отклоняющимся поведением и способы их решения с помощью ТОР — подхода.
Незадолго до описанных событий мать обратилась к нашему консультанту, как к хорошей знакомой, имевшей богатый опыт преподавательской работы с подростками, с просьбой о помощи в исправлении поведения дочери. Но ситуация развивалась таким образом, что знакомство с девочкой произошло несколько дней спустя уже в трагический момент. У отца, выписанного домой после операции, была 4 — я стадия рака. Он стал капризным и агрессивным, создалась обстановка, требовавшая срочно изолировать ребенка от печального зрелища терминальной стадии. Поэтому консультант, жившая рядом со школой, забрала девочку на время к себе. До последнего дня от нее скрывали, что отец при смерти, объяснив, что пока он болеет, ему необходим покой, встречать после второй смены ее некому, поэтому она должна пожить у знакомой. В такой обстановке началось спонтанное исследование подростка. Несмотря на то, что наш метод по временным параметрам относится к краткосрочной психотерапии, мы сознательно пошли на более длительную по времени работу, разбив ее на три вышеописанных блока по возрастным проблемам (о чем более подробно ниже), понимая, что получили уникальную возможность апробировать ТОР — подход в процессе психкоррекции, наблюдая за ростом и развитием ребенка. В месяц было две встречи по часу, за учебный год — 20 занятий, которые проводились с октября 2013 г. по июль 2015 г. Всего состоялось 60 встреч. Со временем наши сессии стали приобретать тематический характер, приобретая вид целенаправленного движения по определенным векторам личностных изменений. В блоке мы работали с психокоррекцией отношений девочки с ближним ей миром — семьёй, в котором и закладываются основы взаимодействия с внешним миром, социумом. Это психотерапия отношения ребёнка с матерью, коррекция её образа и принятие в своей душе. Как следствие, во внешнем мире, в школе, отношение к учителям и одноклассниками стало менее категоричным. Затем на первый план вышли проблемы с ее здоровьем, коммуникабельностью и установлением связей в социуме. На следующем уровне мы пришли к необходимости повысить ее ответственность за собственную успеваемость и выбор будущей профессии. Исследование этой конкретной ситуации обогатило практику ТОР — подхода новыми открытиями его возможностей и подтверждением верности алгоритма действий, но, когда наступило время подведения итогов, аналитическая составляющая теоретической работы затормозилась. Причина заключалась в том, что именно уникальность данного материала начала влиять на возможность его описания. Но в психотерапии нет лабораторных кроликов и невозможны эксперименты над субъектами исследования, отчего никто не может повторить или воспроизвести подобное исследование, а именно эта способность повторения и воспроизведения делает эксперименты особенно привлекательными для ученых. На наш взгляд, для соответствия этим условиям необходимо совершенствование методик, используемых в процессе работы с запросами клиентов. В отличие от врачей, лечащих болезни пациентов с помощью подбора лекарств и их дозировки, психотерапевт при работе с клиентами должен изменять алгоритм действия методов и технологий, чтобы разрешить их проблемы и достичь положительных результатов. Таким образом, углубление понимания человеческого поведения в индивидуальных исследованиях служат основанием для серьезных открытий в психологии, если специалисты устанавливают отчетливую связь конкретной истории с какой — либо научной теорией, которая представляет собой формальную объективную попытку понять и объяснить поведение. Наметив основные направления работы с девочкой, мы использовали метод вычленения главного, определив и выстроив иерархию по значимости симптоматики в психике нашей подопечной, по принципу, от самого глубинного (не проявленного) к самому явному (проявленному).
1). В нравственно— временном шаблоне. Смерть отца и последующее её переживание, как разрушение привычного, психологического и повседневного образа жизни, обострило и вывело хроническую посттравматическую стрессовую реакцию на неодобрение, интуитивно воспринимаемое как нелюбовь вследствие прерванной связи с биологической матерью, в свою очередь приведшей к психосоматическому нарушению, заболеванию сердца, и породившей детскую обиду, проецируемую на приёмную мать. Фактор самостоятельности, соответственно возрасту, мы оценили не выше двух баллов.
2). В социально — культурном (идеологическом) шаблоне. Психотравмирующий импринтинг, зафиксировавшийся в памяти младенца как отверженность, воздействовал на его восприятие ближайшего окружения и, сохранившись на уровне бессознательного, отразился, как в зеркале, в реакции родственников и одноклассников, показав враждебность внешнего мира. Фактор сбалансированности показал свою негативную динамику. Разбалансированность (неуравновешенность) на 8,8 баллов: степень самопожертвования какой — либо ценностью или «Я образ Жертва обстоятельств».
3). В чувственном шаблоне. Неудовлетворённость в базовой потребности "Я хорошая," привела к отчуждённости и заблокировала развитие эмпатии, что является настораживающим показателем формирования асоциальной личности. Фактор готовности, т.е. к позитивной активности фактически равнялся нулю (9,8 балла негативной динамики).
4). В логическом шаблоне. Болезненная реакция и непонимание неприязни близких людей, затруднили развитие логического мышления и привели подростка к ошибочным выводам об истинном отношении к ней приёмных родителей. Во всех неудачах она считала виновными родителей и других, собственную вину признавала лишь после того, как ситуация ответственности миновала, постфактум занимаясь самокритикой за несовершённые поступки, за страх что— либо высказать в нужный момент, за нерешительность озвучить своё мнение, что также показывало низкий уровень ответственности — 0,6 балла в позитивной динамики реализации личных способностей.
5). В поведенческом шаблоне. Агрессия как психологическая защита, стала доминантной стратегией, превратившись в демонстративный стиль поведения с теми, кто проявлял к ней максимум внимания и благожелательности. Умение реалистично оценивать происходящее "здесь и сейчас" и выбирать соответствующую стратегию поведения составляло не выше двух баллов. С людьми, лояльными по отношению к ней, спокойна и разумна.
6). В физическом шаблоне. Пассивная агрессия как демонстративный отказ от изучения предметов, требующих понимания и запоминания, увеличивающий сектор невежества и педагогической запущенности. В ответ на предложение проанализировать причины негативных отношений с окружающими, замыкание в себе, игнорирование вариантов конструктивного решения проблемы. При исследовании позитивных реакций — готовность к сотрудничеству и самоанализу, детальному рассмотрению собственных знаний и поступков, к работе над ошибками во избежание их повторения усиливало общую зажатость тела и переключение внимания на житейские и бытовые проблемы. Демонстрировалась психическая дезадаптивная реакция в эмоционально бурной форме или, наоборот, внутренней, скрытой, когда внешне она замыкалась, отказываясь от коммуникации и сидела в подавленном состоянии со своими тяжёлыми переживаниями (фактор восприимчивости в негативной динамике составлял 8,7 балла).
Средний балл по всем факторам в негативной динамике составлял 8,8 баллов, что подтверждало поставленный девочке клиническим психологом диагноз. Поэтому в процессе занятий мы взяли курс на постепенное изменение представлений подростка о внешней среде и людях, входящих в круг общения, что позволило бы её вывести на уровень выше в личностном развитии, на уровень проективного сознания, на котором бы она могла понимать причинно — следственную связь «мой поступок — мой результат» в окружающем мире. Учитывая вышеперечисленные особенности нашей клиентки, мы вырабатывали стратегию дальнейшей работы с ней со ставкой на имеющиеся зачатки самокритичности, осознание своих страхов, позитивный настрой на сотрудничество несмотря на подсознательную предубеждённость, что мир опасен. Здесь важно напомнить о том, что для наибольшей эффективности в ТОР — подходе осуществляется принцип работы «из корня проблем к их плодам — симптомам», а для клиента — движение от его внутренних проблем к внешним. Поэтому описанная последовательность блоков работы во второй части «Алгоритм ТОР — подхода» от информации из проявленной реальности к непроявленной, осуществляется при проведении диагностической работы, а при осуществлении непосредственно консультационного курса психотерапии, наоборот, ведём клиента от того, что для него не осознаваемо (находится в области непроявленной реальности) к тому, что он фиксирует как проявленные в реальности факты. Поэтому работу с нашим трудным подростком мы начали с уровня духовно — ориентированной психотерапии тем более, что сама трагедия в семье вывела эту необходимость на первый план. Работа в блоке непроявленной реальности с нравственно — временным шаблоном показала, что девочка, перенесшая смерть отца, к которому была привязана и любила его, считая родным, начала идеализировать ушедшего, как бывает в семейной мифологизации после смерти близких, и эти мифы очень сильно обижали мать, которая давно уже разочаровалась в своём супруге и, говоря языком Транзактного анализа, находилась сама в эго — состоянии Ребёнка, обиженного на то, что кто — то не на её стороне, а на стороне обидчика, пусть даже и перешедшего в мир иной. На этой почве между ними происходили ссоры и размолвки, отдаляя девочку от матери, занимавшей позицию гиперопеки и строгости, часто кричавшей, не подбирая выражений вместо того, чтобы поговорить по душам. В результате в ребенке глубоко укоренился страх наказания за любую провинность и малейшую ошибку в тетради при выполнении домашнего задания. Так наша подопечная жила много лет в атмосфере, где главный закон жизни гласил «Ничего самой нельзя», что и требовалось изменить уже на уровне ментальной привычки. К сожалению, в работе с трудными подростками часто сталкиваешься с тем, что родители сначала запрещают ребёнку самостоятельность, развивают инфантильность даже на когнитивном уровне, по принципу «я лучше тебя знаю, как надо», а с наступлением бурного физического роста подростка резко начинают требовать от своего чада то, от чего сами давно отучили. И наш случай был, как говорится, классикой жанра. Мать девочки уже ратовала за то, чтобы дочка приняла идею того, что уже не просто можно, а нужно думать и делать самой то, что положено в её возрасте. Исходя из понимания, что смерть близкого человека — это травма, чрезвычайное событие, выбивающее почву из под ног, лишающее чувства безопасности, уверенности в себе, нам предстояло привести ритм ее жизни в привычное русло, научить соблюдению ежедневного распорядка дня, отдыху, следить за внешним видом и здоровьем, придерживаясь совокупности всех условий, составляющих активность во внешней среде. С помощью разнообразных методик ТОР — подхода, тестирование состояния, беседы по алгоритму ТОР — матрицы, письма самой себе и маме по результатам данных бесед, рисунки, коллажи мы помогли ей осуществить постепенное принятие истины, что смерть есть жизнь, только в другом состоянии. Через метафорические образы и игровые моменты, двигаясь по уровням информации ТОР — матрицы, получилось донести до сознания психотравмированной девочки смысл того, что всё есть, только трансформируется в своём проявлении. После принятия данной истины она смогла прийти к экзистенциональному выводу, который сама сформулировала так: «Главное позаботится о себе, чтобы папа в том Мире тоже мог за неё радоваться». Это помогло ей отпустить переживание утраты, в душе как бы восстановить чувство радости при мысли об отце, продвигаясь от хаоса внутреннего и внешнего беспорядка к более спокойному и размеренному состоянию. А первыми шагами, закрепляющими внимание на реальной жизни, стали помощь в подготовке домашних заданий, беседы на свободные темы, совместные прогулки. В данной ситуации намеренно действовали так, чтобы ситуация изменялась в желаемом направлении. Иначе она могла причинять боль, разрушая жизнь. Одно из основных правил ТОР — подхода заключается в том, что даже самую тяжелую ситуацию следует пошагово распределять на этапы, совершая конкретные действия и проводя их систематизацию и упорядочивание, что позволит увидеть в мелких задачах решение крупных и болезненных проблем. И эти шаги позволили уменьшить масштаб события и постепенно уменьшить боль потери. Проекция обиды на приемную мать стала вторым направлением психокоррекции в поведении девочки. Первые занятия проводились по различным тестам, показавшим особенности ее характера и темперамента, их положительные качества и возможности для осознанного применения в учебе и жизни. Пришлось объяснить ей некоторые закономерности в поведении, с учетом ее возраста, с точки зрения психологии. Из тестов все более четко вырисовывалась основная зона ее конфликтов с окружением, их причины и способы устранения. Как мы уже отметили, самой острой проблемой были отношения с матерью. Наша клиентка не могла найти с ней общий язык в силу собственной скрытности и острого желания свободы от запретов на дружбу с противоположным полом. Не разбираясь в межличностных связях, она могла совершить непоправимые ошибки, что, конечно же, настораживало мать и вызывало с ее стороны ужесточение требований к дочери. Позднее нам стало понятно, что истинная причина была не в девочке, но в родителях, оградившихся от внешнего мира высоким забором и никого не подпускавших на свою личную территорию в прямом и переносном смысле. На первый план все больше выходили отношения в приемной семье и те подводные течения, которые обычно скрывают от посторонних глаз. В процессе воспитания все сводилось к упорному подавлению ее попыток вырваться за рамки, наказывая за любые непонятные или неугодные родителям проявления инакомыслия и поведение. Считая своим долгом строго придерживаться рамок семейной системы, ее норм, правил, порядков, ограничений и ценностей, мы забираем у своих детей их силу, волю и стремление к поиску наилучших форм и вариантов жизни, хотя именно в этом смысл развития жизни на земле. Чрезмерная опека со стороны приемной матери приняла со временем гротескные формы, превратившись в сплошные запреты на контакты с внешним миром. Поэтому мы вынуждены были на том этапе времени заниматься не только проблемами девочки, но в еще большей степени, — проблемами ее приемной матери, применяя метод косвенного психотерапевтического воздействия через ребенка на ее ошибочные позиции, поскольку кризис в отношениях с подросшей дочерью во многом провоцировала своей сдержанностью сама женщина. Как показали наши наблюдения, причиной подобных искажений могло быть непонимание того факта, что со времени вступления ребенка в следующую возрастную фазу развития должен меняться не только он, но и внутренний мир родителя. Семья — это «мы», где происходит взаимодействие между подростком и родителями. На этапе его трансформации создается новая коммуникация, преобразовывая поле взаимодействия на ином уровне, с другими качествами. В конечном счете, нам удалось вывести их взаимоотношения на приемлемый уровень, убрав психотравмирующий фактор недомолвок и неумение вести столь необходимый для подростка диалог с матерью как самым близким человеком. В концепции ТОР — подхода при работе в нравственно — временном шаблоне психотерапевтической задачей является концентрация силы воли клиента к осознанию и решимости признать и преодолеть главную причину проблемы. Поэтому первостепенной задачей для нас стало помочь нашей подопечной преодолеть интеллектуальную лень (самую сложную форму лени), прежде всего это результат воспитанной инфантильности вследствие сильнейшего родительского гиперконтроля. После проработки наиболее сложных вопросов развития эмпатии через восприятие матери (т.е. приёмной мамы) со всех шести в ТОР — подходе позиций её восприятия, Девочка сумела увидеть, понять и принять материнские позитивные намерения сохранение её, дочки, здоровья и жизни, потребность в одобрении «Я хорошая» (как со стороны дочки, так и со стороны матери), стремление не быть одной, потребность в единении с ближним (тоже общее с матерью) в окружении тотального осуждения, ведь родственники мужа не одобряли его брака и не особо принимали неродную дочку (ребёнок об этом и не знал), и девочка жила в замешательстве по поводу того, что кукую — то другую внучку любят больше, чем её. Так выяснилось, что мать переживает аналогичные чувства, и для «колючего» подростка это стало озарением, которое и помогло опустить дюжину «иголок» по отношению к матери и усвоить, что другие люди способны испытывать такие же переживания. Как известно, переживание, одна из функций сознания, поэтому в ТОР — подходе мы позволяем человеку умозрительно прожить определённые ситуации или прожить что — либо так же умозрительно (но с учётом экологии для возрастного восприятия) из опыта другого, а в данном случае наша клиентка проживала знакомые ей ситуации как бы из роли мамы, и вынести из него свой конструктивный вывод, жизненный урок. Так он присоединяет новый опыт к уже имеющемуся, т.е. согласовывает новое знание с прежним, расширяет информационное поле сознания. Позитивная динамика стала проявляться практически сразу. Девочка проявила смелость и сознательно предпринимала попытки для сближения с матерью и дедами, которые сами поначалу сопротивлялись своим игнорированием данной инициативы, но постепенно отношения в семье налаживались. Наша подопечная стала исполнять постоянно свою часть домашних обязательств, помогая матери содержать дом и двор в порядке и чистоте, и даже научилась готовить, чего раньше не умела. Девочка, наконец, научилась говорить вслух о своих чувствах (тоже часть нашей обучающей работы с ней на данном этапе), осознав, что эти милые признания в любви очень необходимы и ей и ее матери. Психотравмирующий импринтинг, закрепившийся в социально — культурном (идеологическом) шаблоне, выявил странный пробел в воспитании девочки при попытке ответить на один из тестов. Требовалось нарисовать родовое древо, но она не смогла назвать ближайших родственников по восходящей и нисходящей линиям. Из ее ответов следовало, что она не понимает важность кровно — родственных отношений и для чего необходимо поддерживать связь с окружающей ее родней, интуитивно чувствуя отчуждение бабушки и деда по материнской линии. Надо сказать, что традиции помнить своё родство в данной семье, как и во многих других, к сожалению, не было. Поэтому составление коллажа родового дерева из фотографий вызвал у девочки бурный интерес к истории семьи, в которой она росла и считала своей родной. Радостно приставала к близким с расспросами о судьбе тех, чью фотографию размещала на нарисованном дереве. Так девочка научилась спрашивать о том, что волновало её душу, а не таить в себе как прежде (на интуитивном уровне в ней жило сомнение, что она своя в этой семье), говорить о признательности маме, дедушке и бабушке вслух, что было для них приятной неожиданностью и вызвало слезы радости. Приступая ко второму блоку психотерапии, следующим нашим направлением стала работа с неудовлетворённостью в базовой потребности «Я хорошая». Наши занятия были посвящены её чувственному шаблону, проработке стиля взаимоотношений с близкими и с одноклассниками по методике TOР — подхода. Благодаря этому девочка увидела, что сама создает негативное впечатление, запрещая себе естественное проявление чувств, создавая о себе ложное представление у других. В результате произошел прорыв в проявлении уверенности в себе, чего раньше не наблюдалось, уже без агрессивности, но с определением критериев выбора, с кем дружить и общаться, с осознанием ценности своей жизни. И хотя самовыражение новой идентичности звучало с подростковым гонором, но уже позитивно, что подтверждало окончательное снятие психотравм и принятие себя в осознании: «Я хорошая, такая, как есть!». Исправление ошибок, пустивших корни в логическом шаблоне и приведших к обидам на родителей и привычке обвинять их и окружающих во всех своих неудачах, снимая ответственность с себя, подвели нас к необходимости применить один из главных приёмов метода - так называемое «Тройное разделение», которое позволило разделить негативные выводы и предубеждения девочки по поводу отношений к ней родителей и понять, что у нее есть прямые обязанности дома и в школе. После этого мы проработали ее логические шаблоны по методике «Ликвидация вторичных выгод», обслуживающих определенные потребности и отражающих наиболее значимые страхи, порождающие манипулятивные стратегии достижения. Манипуляция как стратегия ухода от ответственности за свои поступки и результаты, имеет негативные последствия для выстраивания жизненного сценария личности. Преобразование вторичных выгод в конструктивные мотиваторы могло, по замыслу, изменить и стиль жизни, и вектор ее движения, от избегания ответственности за поступки, к ее принятию. Результаты скрупулезной работы над переформатированием осознанного отношения к действительности начали приносить плоды, проявляясь в более осознанном отношении к своим обязанностям и ответственности за свои поступки. Так мы перешли к последнему блоку работы изменение устаревших стереотипов, где менее актуальной проблемой для девочки являлись серьезные недостатки в поведенческом шаблоне, закрепившие доминантную стратегию агрессии как психологической защиты. Такой демонстративный стиль поведения портил ее отношения с учителями и одноклассниками, поскольку неадекватность ее реакций, ошибки в поведении, агрессивность и повышенная возбудимость приводили к возникновению драк и конфликтов. Игнорируя классные и общешкольные мероприятия, держалась особняком. Применяя последовательную методику ТОР — подхода, «Повышение уровня мастерства» (методика, направленная на развитие навыков необходимых навыков), мы постепенно провели ее по шести этапам, от ощущения собственного несовершенства до принятия ранее заблокированной ответственности как нового уровня полученного опыта, позволяющего выстраивать эффективную стратегию самореализации в социуме. При этом мы разбирали ситуации, в которых она сама провоцировала свое отторжение в коллективе, учили находить компромисс и договариваться со своими «противниками». Следует отметить, что в работе с проблемами девочки нам помогло ее умение набраться сил и переключиться с активных будничных дней через творчество, рисование акварелью и гуашью, изготовление открыток и мелких поделок. И поскольку любое хобби способствует приобретению единомышленников, у нее появилось несколько подруг, с которыми она стала более активно участвовать в жизни класса и школы, получив дипломы и грамоты за победы в фотоконкурсах и предметных олимпиадах. Девочка постепенно изменялась, привыкая общаться с друзьями мирно и без конфликтов. Когда появлялось свободное время, она встречалась с друзьями, но чаще предпочитала просто расслабиться под спокойную музыку. Она начала понимать, что именно в близких людях можно черпать силу, иметь от них поддержку, поскольку общение с близким окружением благотворно влияет на человека и его взгляды на жизнь. Начались у нее и подвижки в личностном и духовном росте: она стала интересоваться психологией, биологией и даже пробовала читать программные произведения, что для нее было равноценно подвигу! На тот момент самой острой проблемой была слабая успеваемость. Проявившись в физическом шаблоне пассивной агрессией в демонстративном отказе от изучения предметов, требующих понимания и запоминания, она чуть было не привела к отчислению из школы в восьмом классе. Учеба в этом возрасте является необходимой стороной жизни, где проявляются умения, способности и таланты детей. Но для нашей подопечной более важными оказались другие психологические задачи, а не учеба. Ее в тот момент полностью поглотили взаимоотношения с мальчиками, появившимися в ее жизни. Реакция матери, узнавшей об этом, была стремительной и безоговорочной, так как юноша был старше ее несовершеннолетней дочери, были приняты все меры, чтобы молодой человек исчез. В противном случае ему грозили огромные неприятности со стороны влиятельных друзей. Так девочка получила еще один урок, показавший, что не все темы она может доверять маме. Чтобы снять шок, полученный от такого бесцеремонного вторжения в ее личное пространство, мы применили очередную методику ТОР — подхода, «Изменение жизненного сценария», снимающая посттравматическую стрессовую реакцию в форме беседы, игры или с помощью рисунка, во время которой применяется 6 — шаговая схема. В работе с девочкой мы использовали метафорический спектакль «Моя жизнь», позволивший снять стресс и выстроить основные пункты новой жизненной стратегии, дающей разрешение радоваться жизни, снимающей немотивированную агрессию. Эта методика со временем принесла положительные результаты. И хотя девочка оказалась из числа менее убеждаемых, с низким уровнем интеллектуального развития и трудным характером, этот прием помог снять стресс и привел к восстановлению психологического равновесия. Нам пришлось выстраивать логическую цепочку ее взаимосвязей с окружающим миром, чтобы показать и заблуждения, и ошибки, и возможные перспективы дальнейшего выстраивания своего жизненного пути, на конкретных примерах объясняя, что она сама строит свою судьбу, и во многом успехи или провалы будут зависеть от того, возьмет ли она ответственность за все происходящее на себя. Естественно, содержание и форма убеждения дозировались нами, чтобы соответствовать уровню ее развития и мышления. Материал был предельно лаконичным и соответствующим ее возрасту и способностям на тот момент слышать то, что ей говорят. Мы постоянно подчеркивали, что чем серьезнее будет ее отношение к процессу собственного развития, тем более вероятным станет положительный эффект во всех областях жизни. Для нас было очень важным, что девочка основательно поработала над учебными предметами и начала получать положительные текущие отметки, показав наличие волевых качеств после нашей совместной работы. Закреплением работы с оставшимися проблемами стал известный психологический тест «Колесо жизненного баланса», достроенное по структуре этапов и уровней Технологии Осознания Реальности как стратегическое планирование жизни. Нам удалось заинтересовать девочку в исследовании болезненных вопросов, чтобы негативные переживания не мешали ей счастливо жить в настоящем моменте. Объяснив ей, что она теряет свой самый ценный ресурс — время, мы приступили к работе. Для того, чтобы вернуть все на свои места и начать существовать в гармонии с собой и своими планами, ей следовало привести в действие собственное колесо жизненного баланса, которое поможет решить проблемные ситуации, если она правильно расставит приоритеты и начнет движение к цели. По содержанию это была ее самостоятельная работа над своим развитием и достижением результатов, потому что методика «Колесо жизненного баланса» (как и многие известные в психологии психотехники) было смоделировано по ТОР — матрице и доработано по — своему, превратившись в методику анализа и прогнозирования, стратегического планирования жизни. По структуре TOР— подхода «Колесо жизненного баланса» позволят не только протестировать самую проблемную область жизни, но и главную причину возникшей проблемы, а также убрать блокировку на уровне подсознания, чтобы достичь максимальных изменений. Мы объясняли нашей подопечной, что без самосовершенствования и развития человек не может существовать. Нельзя стоять на месте! Необходимо вносить в жизнь разнообразие, получать новые знания, набираться опыта. Если человек невнимателен к себе, не интересуется своим внутренним миром, его баланс нарушается, а негативные переживания и апатия усиливаются. Мы часто вели с ней беседы о том, что ее жизнь в ее собственных руках, и все идет именно так, а не иначе потому, что она сама поставила перед собой такие цели и выбрала такую схему действий. «Колесо жизненного баланса» лишь показало то, чего она добилась в тот момент. И она сама должна сделать выводы, что нужно изменить для более полной реализации своих возможностей и решения наиболее важных проблем. Но при этом ей необходимо корректировать поведенческие стратегии. В сочетании с «Колесом жизненного баланса», TOР — подход показал девочке существование ее собственной системы ценностей. Благодаря этому инструменту можно упорядочить и структурировать свою жизнь. Не зря же она провела детальную оценку областей, где проявились ее лучшие качества! Вместе с ней мы провели анализ наиболее значимых для нее сфер жизнедеятельности, учеба, здоровье, друзья и мама, привычные дела, развлечения и отдых, личностный рост, духовное развитие. Мы понимали, что процесс переосмысления поможет девочке оценить степень своей успешности, сделать выводы, способствующие позитивным изменениям в жизни. Работая над составлением схемы, она усвоила, что должна искренне отвечать себе самой на вопросы, чтобы разобраться, есть ли в ее жизни баланс. Какие секторы имеют низкие показатели и почему? Устраивает ли ее текущее состояние личной жизни? Что можно предпринять для исправления перекосов на проблемных направлениях? Программа TOР— подхода стала вспомогательной в плане разрешения разного рода проблем и вопросов. Девочка стабильно стала проявлять активную жизненную позицию, выразившуюся в том, что теперь она участвовала всегда во всех классных и общешкольных мероприятиях. Она взрослела на глазах. Мы привлекали её к совместным проектам по составлению различных презентаций и матриц ТОР — похода, давали ей возможность почувствовать себя востребованной и важной в осуществлении наших программ со слушателями, используя ее интерес к психологии и умение владеть персональным компьютером. Для нее это был очень значимый стимул. В результате произошли поразительные перемены в ее отношениях с матерью и родственниками, с одноклассниками и учителями. Закончив девятый класс с хорошими отметками, она поступила в колледж, где стала отличницей и лидером группы. Ее очень хвалят преподаватели. И еще она стала реже болеть: некогда. А если вдруг не появится на занятиях, — начинают ей названивать и умолять поскорее выздоравливать: больше списать задания не у кого! Забавно, но она стала подрабатывать на лени однокурсников, делая им доклады и рефераты по всем предметам. Её итоговое тестирование по личностным факторам изменений в позитивной динамике личных ресурсов, описанных в части 2 настоящей статьи, показал, положительную динамику, особенно:
— по факторам ответственности (с 0,6 до 3,8 балла), не случайно она активно включилась сначала в жизнь класса, а затем взялась и дело — за оказание оформительских услуг, проявив ответственность за организацию — свой класс;
— по фактору сбалансированности (с 1,2 до 3,2 балла). Радость за то, что принятые ею решения достигать поставленных целей, материализуются в реальные результаты (хорошие оценки, друзья, отношения с мальчиками) стимулировало повышение данного фактора и очень благотворно влияло на её душевное состояние;
— по фактору реалистичности (с 1,9 до 3,5 баллов). Она полюбила анализировать и сопоставлять информацию о том, что вызывало у неё интерес, будь то учебный материал или слова мальчика, проявившего к ней интерес. Так на наших глазах формировалась привычка рассуждать логически, когда одно должно вытекать из другого. В результате наша подопечная стала анализировать свои поступки как бы со стороны, чтобы понять основные препятствия и увидеть пути к исправлению ситуации. Её итоговый средний балл по всем факторам в позитивной динамике личных ресурсов на условно завершенном психотерапевтическом курсе составил 3,8 показав динамику на 2,6 балла. Это был тестовый показатель, говоривший о переходе нашей подопечной на следующий уровень личного опыта по спиральной модели метода, с фиксации на результатах прошлого на уровень рефлексии на процессы настоящего. Данный переход был подтверждён и при тестировании самого уровня восприятия прежних проблем клиентки. Итоговый средний балл по всем факторам в негативной динамике проблем снизился с 8,8. Это по спиральной модели метода говорило об изменении с «Я», образа, вызывающего хроническую тревожность (катастрафизацию), на инграмму с немотивированной, т.е. ситуационной, хоть и неосознаваемой, тревожностью. Окончание курса было условным, потому что общение с девочкой преподаватель, главный консультант, продолжала ещё целых 2 года, наблюдая результаты изменений во времени, а автору метода Ольги Гафаровой больше не пришлось осуществлять роль куратора. Девочка стала девушкой с хорошей успеваемостью в колледже и бурной личной жизнью с уже другими проблемами и запросами со стороны семьи и самой подопечной. По ЛФИ мы тестировали её и год спустя после условного окончания курса, дабы проверить эффективность проведённой работы по алгоритму ТОР — подхода в столь сложном психотерапевтическом случае. Изменения по каждому фактору варьировались от — 0,2 до +0,3, а средний повысился только на 0,1 балла. Всё это показало прочность достигнутых результатов. Но главное, что наша подопечная поняла главный принцип: знать мало, необходимо действовать, чтобы действительно что — то изменить. Она увидела, что в ее руках появились данные, с которыми можно работать, ставить цели, намечать перспективы и, в конце концов, строить новую жизнь. И замуж уже не торопится, ей и так стало очень интересно жить! Сейчас она уже на втором курсе, но то и дело забегает к своему наставнику и делится новостями. Что будет дальше — покажет время.

Часть 6. Заключение.
С глубоким удовлетворением и с чистой совестью можем подвести итог. Никогда прежде мы не чувствовали себя такими счастливыми и гордыми за свое умение помочь людям в трудной ситуации. Это становится возможным потому, что алгоритм ТОР — подхода отталкивается не от какого — то конкретного метода психотерапии (его специализированных процессуальных задач), а от психофизического состояния человека, поднимается до уровня нравственно — духовных озарений и делает обратный ход, внося новую информацию в сложившийся опыт, зафиксированный в сознании, что вызывает необходимость у человека к волевому акту изменить прежние стереотипы, т.к. они ему отныне не только дискомфортны, но и не служат сохранению того, что называется в психологии вторичными выгодами, а последовательное интегрирование нового опыта по всем элементах психики помогает скорректировать субъективную картину мира личности, отражающейся в его сознании и окончательно выйти из когнитивных искажений в норму разделяемой реальности. Таким образом, структура Технологии Осознания Реальности — это логическая и практическая система наведения порядка в сознании человека, которая выступает своеобразным компасом, топографической сетью координат его субъективной реальности, упорядочивая и структурируя картину мира, заплутавшего в виртуальном пространстве скитальца и потому окончательно запутавшегося в жизни, указывая ему вектор движения к собственной душе и окружающей его объективной реальности. Иными словами, ТОР — подход помогает человеку выйти из «Королевства Кривых Зеркал» на просторы реальной жизни с её общепринятыми нормами бытия. Таково действие его механизма психологического влияния, "структурирование информации и опыта", описанного в настоящей статье и показанного на примере преодоления диагноза, который и в прямом, и в переносном смысле был ярлыком для нашей подопечной и мог бы закрепиться в структуре её личности навсегда, если бы одна пожилая преподавательница, Надежда Венедиктовна Киреева (г. Бийск), будучи давно на пенсии не заинтересовалась бы и не овладела бы описанным в алгоритмом работы по ТОР — подходу.

Список литературы:
1. Гафарова О. Н. Технология осознания реальности — подход психологического консультирования // Психолог. 2015. – № 4. С. 317 – 356.
2. Гафарова О. Н. Психотерапия метеозависимости по краткосрочному методу «Технология Осознания Реальности» (ТОР-подход). Сборника трудов
"VII Международная научно-практическая конференция "Психология человека в условиях болезни и здоровья" Тамбов, 07 июня 2017 г. Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, г.Тамбов. УДК: 159.9.07., 254 с.
3. Павлов И. С. Психотерапия в практике, технология психотерапевтического процесса. – М.: Академический проект. 2012, 511 с.
4. Reiss, S. Who Am I? The 16 basic desires that motivate our actions and define our personalities / Reiss S. – New York: Tarcher/Putnum, 2000. – 288 p.;
5. Прихожан А. М. Толстых Н. Н. Психология сиротства: Научный контекст, история, экспериментальное исследование проблемы. – СПб.: Питер. 2005, 400 с.

Ссылка на публикацию в ежемесячном научном журнале ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ (ЕСУ): http://euroasia-science.ru/wp-content/uploads/2019/01/Euroasia_journal_7_part_11.pdf

oblique1

Поделитесь с друзьями!

Напишите нам!

Приходите к нам!

392000 г. Тамбов
ул. Советская 90
офис 3

Мы работаем

Вторник-Суббота: 10:00 - 22:00
Воскресенье, Понедельник: Выходной

Свяжитесь с нами

psitrener@yandex.ru
+7 (9029) 36–30–30
Skype: Inte­grazya (Тамбов)